Физико-математическая школа-интернат № 18 Мосгороно при МГУ им. М.В. Ломоносова была организована в 1963 году постановлением Совмина СССР, которое подписал зампред Совмина маршал Устинов Дмитрий Федорович. Честь ему и хвала.

Обстоятельства создания интерната изложены в статье О.Н. Найды, преподавателя и завуча интерната. Наступил прекрасный период. Академик Андрей Николаевич Колмогоров и другие патриоты-ученые организовали занятия с детьми, собранными со всей России.

Больше всех повезло первому выпуску. Их было всего 19 человек, им досталось наибольшее внимание.

Москвичей в интернат не принимали, считалось, что в Москве и так достаточно условий для образования. К тому же в случае возможности приема москвичей начинается давление высокопоставленных, влиятельных и богатых людей с просьбой принять детей в интернат, что приводит к снижению среднего уровня учеников и упрощению программы обучения.

Интернат имел двойное подчинение и благодаря этому был автономен.

Однако после смерти А.Н. Колмогорова у интерната возникли проблемы.

В 1987 году я работал начальником отдела в Министерстве просвещения СССР и занимался начавшейся тогда информатизацией школ. Помогал интернату получить компьютеры, попасть на международную олимпиаду по информатике.

В этот период московские власти (под руководством Л. Кезиной) попытались закрыть интернат, а умников отправить назад в деревню. Компромисс не получался.

Тогда я обратился во влиятельную Военно-промышленную комиссию Совмина, сотрудников которой знал еще по прежней работе и поддерживал некоторые отношения в связи с поставкой компьютеров в школы. Сначала проблему интерната не восприняли. Пришлось объяснить, что интернат создан по постановлению Д.Ф. Устинова, что во многих оборонных НИИ работают наши выпускники. Удалось переговорить с ответственным работником С. Он поддержал идею снасения интерната.

Договорились о встрече в расширенном составе. Пригласили недавно ставшего директором нашего интерната Д.Л. Абрарова, директора новосибирского интерната А.А. Никитина и чл.-корр. Б.В. Гнеденко, известного в оборонных кругах ученого, ученика и соратника А.Н. Колмогорова. Хотя Б.В. Гнеденко был болен, но он приехал. После короткого обсуждения С. написал на клочке бумаги: «Минфин, Минтруд, Минвуз, Минпрос. Подготовить проект Постановления правительства о преобразовании …». Мы также представили сравнительные данные о стоимости питания в математических интернатах — 1р. 20к. в день, и спортивных — Зр. 50к. в день на 1 учащегося. С. сказал: «Что же это мы: ноги кормим, а голову нет». Считаю, что вторым крестным отцом интерната является С. Без его участия пришлось бы организовывать вечер встречи выпускников уже не существующего интерната. За проталкивание нового Постановления активно взялся директор Д.Л. Абраров, доказав, что он достойный выпускник интерната. Быстро были решены вопросы о передаче интерната с баланса Мосгороно на баланс МГУ. Выделены средства на компьютеры и другое оборудование. Выделены МГУ дополнительные ставки, в том числе ставка проректора.

Не решался вопрос о расходах на питание. Не было оснований для установления конкретной стоимости питания. В этот момент мне понадобилось представить Главному санитарному врачу гигиенические нормы на мониторы для школьных компьютеров. В конце беседы я попросил его помочь с расходами на питание для интерната. Он сначала отказывался. Говорил, что если направить запрос в Институт питания, то нам пропишут морковку и увеличат питание на 9 копеек. Однако в итоге он составил и подписал письмо, в котором говорилось, что «повышенная интеллектуальная нагрузка и работа за компьютером требуют физической разгрузки, что влечет за собой увеличение расходов на питание». В Минфине скрипели зубами по поводу этой фразы, но взяли из норм для спортивных школ- интернатов и вписали Зр 50к для питания учащихся СУНЦ МГУ, так стал называться интернат. Через несколько лет инфляция «съела» эту прибавку к питанию.

Что дальше

Интернат стал структурным подразделением МГУ. Появились кафедры. Часть профессоров и преподавателей перевели из МГУ в интернат с сохранением их статуса. Появились приличные компьютеры.

Однако «демократические» реформы и инфляция после 1991 года разорили интернат. Ремонт не делался. Один из жилых корпусов частично .был закрыт. Под предлогом сохранения численнорти стали принимать москвичей. Интернат был на грани закрытия.

Вез материальной и политической помощи выпускников интернат бы не выжил в этот период.

Значительная материальная помощь была собрана через фонд выпускников, который создали: М.В. Кузнецов, А.И. Мельниченко, Е.П. Ищенко, P.M. Терегулов, З.В. Савилова.

Председатель Комитета по образованию Государственной Думы Иван Иванович Мельников (ныне зам. Председателя Государственной Думы), бывший комсорг интерната, проследил, чтобы бюджет интерната стоял отдельной защищенной подстрокой в бюджете МГУ.

Жизнь интерната в последние годы кажется благополучной. Администрация Президента дважды выделяла деньги на ремонт. Бюджетные поступления устойчивы. Поступает финансовая помощь от выпускников.

Будущее интерната

Есть проблемы.

1)   Надо добиться финансирования приёмных экзаменов и летней школы, а также оплачивать проезд учеников на учёбу и на экзамены (тем, кто прошёл заочный тур).

2)   Здание интерната было построено в экологически чистом месте. Сейчас ситуация изменяется. Плохая экология и пороки столицы теснят интернат. Надо строить новые корпуса интерната в дальнем Подмосковье.

 

Маслов А.Н.