В свои школьные годы я дважды участвовал в финальном этапе Всесоюзной олимпиады школьников по физике. Это было давно: весной 1969 года (в Алма-Ате) и весной 1970 года (в Свердловске). Учился я тогда в 8-ом и, соответственно, в 9-ом классе в обычной (не специализированной) школе № 31 города Грозного. Особых успехов на этих олимпиадах я не показал, хотя у себя в республиканской олимпиаде занимал первые места. Я тогда с завистью смотрел на ребят из команды ФМШ №18. Они получили много дипломов и выходили за ними во время торжественного награждения в синих с белыми полосками на воротниках шерстяных свитерах от спортивных костюмов. Сохранился один из значков, которые выдавали участникам Всесоюзной олимпиады, — тогда наличие такого значка среди школьников ценилось.

Узнав на олимпиаде в Свердловске, что можно поступить в эту школу, я сдал экзамен в г. Орджоникидзе и летом в Красновидово учился у преподавателей ФМШ №18 вместе с большим количеством других претендентов. Только теперь, попав в летней школе на уроки к «настоящему физику» — А.Р. Зильберману, я начал разбираться с удовольствием в физических задачах. Учеба прошлых лет казалась теперь формальным «заучиванием» правил и законов. Не все учащиеся летней школы были приняты в ФМШ, но я «прошел», и в сентябре 1970 года на 104-ом автобусе от метро «Филёвский парк» приехал на Кременчугскую улицу. Я стал «ЕЖом», хотя сначала это название вовсе не казалось мне «положительным» и вызывало немного неприятные эмоции. Физику вел Е.Н. Юносов. На внутренней олимпиаде ФМШ я выступил неплохо, но в команду школы на Всесоюзную олимпиаду не попал (хотя, конечно, очень хотел).

Оглядываясь сейчас на тот промежуток времени, я понимаю, что, останься у нас преподавателем физики АРЗ, можно было бы запросто попасть в команду школы. Как выяснилось потом, к этому времени школьное начальство не только не платило ему денег за занятия со школьниками (он работал в 2-х годичном потоке), а даже запрещало кормить его в столовой. Это было одним из проявлений борьбы государства после 1968 года с «засильем» в науке и искусстве людей определенной национальности….

После окончания ФМШ №18 и до прихода в неё вновь (уже с другим названием — СУНЦ МГУ) в качестве преподавателя физики я олимпиадами не интересовался. Ведя занятия в школе, сразу понял, что поддерживать «рвение» в учёбе можно, только подогревая здоровое честолюбие ребенка. Это честолюбие «кормится» хорошими оценками и успехами в интеллектуальных соревнованиях. Я в то время серьезно занимался турниром юных физиков, которым руководил Е.Н. Юносов. Несколько раз команда интерната, которую я тренировал (помогал им готовить решения задач), побеждала на таких турнирах. Это было ужасно интересно, захватывало полностью — почти всё свое свободное время я отдавал этому делу. Олимпиада была для меня второстепенным делом, так как в отличие от неё занятия турнирной деятельностью продолжительны и дети, готовя решения задач, уделяли изучению физики много своего свободного времени.

В последний раз на последнюю Всесоюзную олимпиаду, которая уже поменяла название на «межреспубликанскую», в 1992 году я поехал «сопровождающим» команды интерната. Команда в «Зеркальном» под Ленинградом выступила неважно. Эта неудача, а может быть, и предыдущие отнюдь не блестящие выступления, привели к тому, что у организаторов олимпиады появились веские основания больше не приглашать на финальный тур (уже Всероссийской олимпиады) команды от специализированных школ Ленинградской, Новосибирской и Московской (от СУН Центров).

Специализированных школ физико-математического профиля в стране стало много — это замечательный результат «перестройки», когда нелепые ограничения были, наконец, сняты и многие хорошие преподаватели тоже получили возможность собирать под свои крылья способных ребятишек. Как следствие — не учащиеся СУН Центров стали завоевывать большинство дипломов на олимпиадах.

С тех пор ребята из нашей школы участвовали во многих олимпиадах и получили много дипломов, они входили кандидатами в сборную страны для участия в международной олимпиаде, но такого «подавляющего преимущества», какое они демонстрировали в мои школьные годы, не показывали. И это понятно…

Хорошие результаты получаются, когда к хорошему преподавателю собраны хорошие дети. Самые лучшие результаты получаются, когда … продолжение фразы можно и не писать, она строится по аналогии с предыдущей.

В начале «славных дел», когда только были организованы специализированные школы — ФМШ (всего три или четыре на всю страну), в них были собраны победители первых Всесоюзных олимпиад, они учились у замечательных педагогов (нельзя говорить, что это были лучшие из лучших, но очень хорошие), и результаты были соответсгву ющие.

Относительное число способных школьников во все времена остается одним и тем же. Если большое их число собрать в одно единственное место, то будет казаться, что только там и нигде больше не могут подготовить хороших школьников. А в остальных местах изредка «случайно» появляются хорошие школьники — физики.

После изменений, произошедших в нашей стране в конце 80-ых годов прошлого века, выяснилось, что если предоставить возможность хорошим педагогам собирать к себе хороших школьников из ближайшего окружения — города, например, то способных школьников гораздо больше — каждому хорошему учителю удается каждый год собрать хорошую команду.

Какого размера должен быть город, чтобы в каждом потоке (9 класс, 10 класс, 11 класс) у хорошего учителя было как минимум по одному очень хорошему ученику? Практика показывает, что город может быть совсем небольшим, например, в Бийске или в Вологде проживает порядка 150-250 тысяч человек. И каждый год замечательные учителя из этих городов привозят на всероссийскую олимпиаду замечательных школьников. Всего по одному или по два (то есть не пятерых или больше). Теперь легко оценить долю школьников, которые «могут и хотят». Из примерно двух сотен тысяч человек населения каждого из этих городов в 9, 10 и 11 классах обучаются около:

3х2х105/(60-70) = 8,6 : 10 тысяч школьников.

Вывод — на каждые 10 тысяч школьников старших классов приходится один потенциальный «физик или математик», который способен — «может и хочет» — победить в олимпиаде. Вполне возможно, что «могут» и больше, но ведь есть и те, кто «не хочет».

Если на 107 человек приходится один «выдающийся ученый», а на 109 человек приходится один «гений», то эта пропорция справедлива во всех странах и во все времена.

В нашей стране, если рассматривать только учителей физики, замечательных учителей совсем немного — их около сотни. Именно их ученики каждый год побеждают на финале Всероссийской олимпиады по физике. «Выдающихся» учителей и того меньше — их около десятка — их ученики из года в год образуют команду страны на международной олимпиаде.

Это же справедливо и по отношению к другим предметам, изучаемым в школе. Например «ленинградская» школа математиков поставляет ежегодно больше 50% олимпиадников – международников нашей страны. Команда «информатиков» СУНЦ МГУ, которую подбирает и тренирует Е.В. Андреева, каждый год побеждает и побеждает. А «челябинская» школа физиков выпустила уже.5 или 6 «золотых» международников — физиков.

А сколько нужно России хороших педагогов, в частности физиков, чтобы «охватить» всех способных школьников во всех городах нашей страны? Если считать, что на каждые 104 школьников старших классов нужен один хороший учитель физики, то оценка «потребного» количества делается просто: Зх150х 106/(65х 104=700. Они могли бы «выдавать на гора» каждый год 700 замечательных выпускников, а сейчас лучшие педагоги «выдают» только около 100. То есть в стране налицо семикратный «дефицит» хороших учителей.

Если государство заинтересовано в том, чтобы у него через 10-20 лет выпускалось максимально возможное количество очень квалифицированных физиков, математиков, информатиков, ему следует «растиражировать» тех замечательных педагогов, которые уже сейчас имеются в наличии. Для этого нужна «государева воля» — нужно принять программу, назвав её, возможно, одним из национальных проектов, целью которой было бы увеличение педагогов «высшего качества», причем не на бумаге, а на самом деле — таких, какие сейчас «поставляют» своих учеников на финалы всероссийской олимпиады — лучшего свидетельства квалификации педагога и не нужно. Возможных вариантов решения этой задачи несколько. Один из них — это ежегодно прикреплять к зарекомендовавшему себя учителю нескольких (3-5) молодых выпускников вузов физико-математического профиля. Каждый выпускник, попавший «под крыло» такого учителя на один год, набирается опыта, и, возможно, часть из этих молодых физиков, математиков захочет стать хорошими учителями. То есть нужно каждый год примерно 1000 молодых способных выпускников вузов физиков, математиков, информатиков «пропускать» через практическую переподготовку у хорошего учителя по их предмету. Тогда через 10-15 лет накопятся нужные 700 физиков, 700 математиков и т.п. для страны.

Чтобы эти выпускники вузов действительно захотели стать хорошими учителями, нужно избавить их от необходимости «подрабатывать» на стороне. То есть их нужно обеспечить в том месте, где нужен педагог, современным удобным и комфортным жильем, условиями для поддержания и роста своей квалификации, высокой зарплатой и на некоторое время относительной независимостью от местных образовательных органов власти. Последнее условие кажется мне очень важным, поскольку хороший учитель чаще всего вовсе не любит «угождать» начальству и не бросается немедленно выполнять любые его указания, поскольку он знает в своем предмете и в умении увлечь детей гораздо больше, чем среднестатистический начальник управления образованием. Кроме того, нужно организовать отбор способных детей из всех соседних школ к такому педагогу, иначе всё предыдущее окажется бесполезным. В этом деле (отбора) начальство должно помогать, а не вставлять палки в колёса, как это во многих случаях происходит сейчас.

Примером для подражания в этом смысле может послужить ситуация, сложившаяся сейчас в Саха-Якутии. Непрерывно по всей республике разъезжают квалифицированные преподаватели математики и проводят в разных школах занятия с детьми всех классов, начиная с 5-ого. Они выявляют наиболее способных учеников и рекомендуют их отправить для продолжения учебы в специализированные школы-интернаты. Для республики с такой огромной территорией, какой обладает Якутия, это, похоже, единственно правильное решение, так как население вовсе не сосредоточено в городах, да и хороших преподавателей не гак уж много. Начинать заботиться о способных ребятишках действительно нужно с 5-6 класса, чтобы не упустить возможность их интеллектуального роста до старших классов. Уже в этом возрасте вполне можно выявить способных ребятишек и создать им условия для роста.

В условиях значительной концентрации населения в городах способных «малышей» тоже нужно отбирать и прикреплять к наиболее квалифицированным педагогам, ведущим занятия в 5-8 классах. Этот процесс и сейчас происходит, только неорганизованно, а по инициативе родителей, которые хотят создать для своего ребенка возможно лучшие условия — учителя, окружение, и т.д. Хороших учителей не хватает, это вам скажет «любой», а что в стране делается, чтобы учителя стали лучше или чтобы хороших учителей стало больше — на этот вопрос ответа, скорее всего, «любой» не даст. Сейчас в городах «малыши» вынуждены заниматься в классах с 30-35 школьниками (!!). Можно ли требовать от учителя какого-либо качества работы при таком количестве учеников? Для работы со способными учениками в классе не должно быть больше 15-20 школьников.

В деле повышении уровня квалификации учителей и преподавателей нужно, как и при проведении военной операции, концентрировать основные силы там, где результат будет наиболее значимым. То есть, на мой взгляд, не имеет смысла создавать одинаковые для всех учителей условия — посредственных учителей всегда было и всегда будет существенно больше 90% — не стоит «распылять» на них средства и усилия.

Попасть в «элиту» учителей будет непросто — удержаться в ней можно будет, только подтверждая ежегодно свою квалификацию — ученики такого учителя должны каждый год показывать высокие результаты в самых разных интеллектуальных соревнованиях. Это могут быть и олимпиады, и турниры, и выступления на школьных научных конференциях и т.д. и т.п.

Наша страна уже далеко ушла от «канонов» социализма — лозунг «всем всё поровну» уже, слава Богу, не действует. Нужно не стесняться растить учительскую «элиту» за деньги налогоплательщиков — такое вложение средств оправдано. Высокие технологии и интеллектуальный труд в будущем будут приносить больше доходов, чем продажа полезных ископаемых, и даже не потому, что станут такими уж ценными — просто полезные ископаемые закончатся.

Варламов С.Д.